IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Федосов Алексей Владимирович (1894—1969), Охотовед, натуралист и природолюб
kusnez
сообщение 7.3.2020, 15:17
Сообщение #1


Администратор
*****

Группа: Администратор
Сообщений: 14129
Регистрация: 14.1.2009
Из: РФ
Пользователь №: 1



Из Свидетельства об окончании Московского Детского
училища, утвержденного женой Статского Советника Людми-
лой Николаевной Валицкой, следует, что родился Алексей Фе-
досов в Москве 17 (30) мая 1894 года. В данном училище обу-
чался с 20 августа 1902 года по 18 апреля 1904 года, и при от-
личном поведении успешно закончил его.
Затем было обучение в гимназии и получение высшего
образования в Гамбургском университете Германии.
Блестяще образованный, в совершенстве владеющий не-
мецким, английским, польским и французским языками, моло-
дой ученый в 1918 году вернулся в Россию.
С детства увлекающийся охотой, он становится дипло-
мированным кинологом, и с 1920-х годов принимает участие во
Всероссийских, а позднее – Всесоюзных выставках охотничьих
собак в качестве секретаря, а затем судьи – эксперта. Этой рабо-
той он занимался до конца своей жизни.
Это подтверждает Диплом Всесоюзной выставки в Моск-
ве 1928 года Всероссийского промыслово-кооперативного союза
охотников «на бронзовую медаль в классе полевых испытаний
собаке породы ирландский сеттер». Секретарем выставки являл-
ся Федосов, о чем свидетельствует его подпись. Диплом хранит-
ся у его потомков.
С конца 30-х годов жизнь Федосова связана с Брянском,
куда он переехал на жительство. Его назначают начальником
отдела собаководства и звероводства Брянского управления по
делам охотничьего хозяйства при Исполкоме Брянского Совета.
Кроме этого, он организует курсы, где читает лекции по борьбе
с волками, размножившимися в брянских и калужских лесах в те
годы (как и сейчас) в огромных количествах. Тесно сотруднича-
ет с охотниками Брянщины. При получении сигнала о бесчинст-
вах серых разбойников, выезжает на места для организаций
волчьих облав и сам руководит ими. В полевых условиях обуча-
ет этому тонкому и опасному делу молодых охотников.
В конце 30-х начале 40-х годов работает над расселе-
нием копытных животных на Европейской территории страны.

Вернувшись в освобожденный Брянск, Алексей Влади-
мирович был приглашен на работу в Брянский лесохозяйствен-
ный институт в качестве заведующего кафедрой иностранных
языков, а с 1946 года совмещал эту работу с преподаванием
биологии лесных зверей и птиц с основами охотоведения. Учеб-
ный курс по этой новой дисциплине был разработан им лично.
Одновременно со своей основной работой в БЛХИ Федо-
сов исполнял обязанности судьи – эксперта по охотничьему со-
баководству. Выезжал на все выставки охотничьих собак, про-
водимые в нашей стране. Он также являлся государственным
охотничьим инспектором по Брянской области.
В 1958 году в издательстве «Брянский рабочий» он изда-
ет книгу рассказов «Охотничьи годы», пользующуюся популяр-
ностью до настоящего времени.
А всего за годы деятельности профессором Федосовым
было написано и опубликовано более 20 научных работ по био-
логии. Основной темой его научных исследований была биоло-
гия и распространение белого и черного аистов. Большой науч-
ной работой, вышедшей из-под пера Алексея Владимировича в
соавторстве с К.Н. Никитиным, была брошюра «Животный мир
Брянской области».
Его труд был отмечен. В 1962 году Федосов был награж-
ден Дипломом I степени Брянского общества охраны природы
«За успехи в охране природы и озеленении города», отмеченные
на городской выставке под девизом «Превратим город в сад».
В 1966 году, к 70-летию, он получил Памятный адрес
Президиума Совета Брянского областного отделения Всерос-
сийского общества охраны природы; в 1967 году был награжден
Почетной Грамотой Правления Союза обществ охотников и ры-
боловов СССР.
До преклонного возраста профессор Федосов продолжал
преподавать на кафедре лесозащиты Брянского технологическо-
го института, воспитав целую плеяду ученых – зоологов и прак-
тиков, работающих в БГИТА и в лесном хозяйстве и в наши дни.
Скончался А.В. Федосов в Брянске в 1969 году.
К 110-летию со дня рождения ученого на кафедре охраны
природы и охотоведения БГИТА была проведена научно-
практическая конференция, которая собрала ученых со всех
уголков нашей страны и ближнего зарубежья.
Облик импозантного пожилого человека с окладистой
белой бородкой, в охотничьем костюме и в начищенных сапо-
гах, с ружьем за плечами, помнят коренные брянцы и в наши
дни.

В.Е. Симоненко
http://www.puteshestvie32.ru/content/fedosov-2


--------------------
Разрушу легенду, верну на землю – быстро и бесплатно!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
kusnez
сообщение 7.3.2020, 15:33
Сообщение #2


Администратор
*****

Группа: Администратор
Сообщений: 14129
Регистрация: 14.1.2009
Из: РФ
Пользователь №: 1



Федосов, Алексей Владимирович.
Охотничьи годы. (Воспоминания охотника-наутралиста)
https://search.rsl.ru/ru/record/01006283201


--------------------
Разрушу легенду, верну на землю – быстро и бесплатно!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
kusnez
сообщение 7.3.2020, 15:50
Сообщение #3


Администратор
*****

Группа: Администратор
Сообщений: 14129
Регистрация: 14.1.2009
Из: РФ
Пользователь №: 1



Он родился в конце прошлого века в большой семье русских промышленников. Его родня занималась изготовлением знаменитого фарфора, известного далеко за пределами России. Основные производственные предприятия располагались в Конаковском уезде Тверской губернии; слава о Кузнецовском фарфоре существует и поныне. К одной из родственных ветвей этих фарфоровых промышленников и принадлежит Алексей Владимирович. Еще будучи гимназистом, каникулы и все свободное время он проводил в усадьбе своей родной тетушки, жившей под Москвою близ Пушкино. Тетя Вера всю жизнь пробыла сельской учительницей и постоянно прививала племяннику любовь к природе. В детстве и отрочестве он увлекался приключенческими повествованиями Жюля Верна, Майн-Рида, Фенимора Купера. Подарила ему тетя Вера и «Записки оружейного охотника Оренбургской губернии» С.Т.Аксакова.
Среди многочисленных родичей к охотничьему досугу имели отношение только родной дядя и двоюродный брат — они-то и пристрастили юного Алексея к охоте. Дядя Сережа предпочитал охоту с собаками, особенно с подружейными породами. Они с племянником постоянно посещали под Пушкино то Акуловские леса, то окрестные водоемы... А первым орудием добычи подростка было старинное одноствольное шомпольное ружьецо двадцатого калибра — с него-то и началось серьезное увлечение на всю жизнь.

Закончив гимназию, в первые пореволюционные годы Алексей Владимирович некоторое время заведовал сельской школой в Костромской губернии. Там он познакомился с приезжавшими на охоту писателем А.С.Новиковым-Прибоем и художниками Н.П.Шлейном, В.М.Васнецовым, — с ними его связывала любовь к природе и охотничья страсть. Они часто охотились в дикой лесной округе и заглядывали даже в удивительные, воспетые великим Некрасовым, Спас-Вежи. В те годы Федосов под Галичем, возле Домнинского болота, испытал наслаждение от мастерской работы костромских гончих.

По окончании Брянского лесохозяйственного института Алексей Владимирович выбрал как основное занятие — орнитологию, однако не бросал и охотничье собаководство, которым тоже уже сильно увлекся. Он активно участвовал на проводимых выставках и полевых испытаниях собак, где тесно познакомился с известными собаководами С.Н.Боголюбским, Н.Н.Челищевым, Н.П.Пахомовым, И.И.Вахрушевым, Е.Э.Клейном, А.А.Чумаковым, Л.В.Ушаковой, Б.А.Калачевым, В.И.Казанским... Получив звание судьи-эксперта, он проводил экспертизы разных пород охотничьих собак и в конце концов остановился на интересной группе лаек, с которой долго занимался и вложил много труда в воспроизводство этой породы. Преподавая в Московском охотоведческом институте, часто выезжал на практические занятия со студентами, делясь своим опытом и знаниями. Одновременно работал в Главном управлении заповедников; принимал участие в их организации на острове Новая Земля, в карельской тайге, в Мурманском крае и Хибинских горах.

После Отечественной войны Алексей Владимирович перебирается на постоянное жительство в Брянск и руководит в местных высших учебных заведениях занятиями по орнитологии. Это не мешало ему серьезно заниматься и кинологией, а именно — породами охотничьих лаек, которых довелось видеть в разное время и в разных краях, куда забрасывала его судьба. В те годы в стране лайками стали интересоваться все шире и шире. Но на рингах многих выставок часто появлялось разнотипное поголовье, имеющее различия как по экстерьеру, так и по рабочим качествам. Назрело время классификации различных отродий этих собак в определенные породные группы. В 1947 году на Всероссийском кинологическом совещании по предложению Всесоюзного научно-исследовательского Института охоты были представлены четыре новых проекта породных стандартов, при их разработке взяты географические принципы. Все проекты долго обсуждались, практическое применение этих породных стандартов в селекции началось с 1949 года, после принятия новых Правил ведения экспертизы на выставках. Это время считается началом большой селекционно-племенной работы по созданию ныне существующих заводских пород охотничьих лаек. Первые выставочные ринги выглядели пестрыми, разноликими, и экспертам-судьям приходилось часто делать «пересортицу». Вот тут мне и пришлось близко познакомиться с А.В.Федосовым, который вплотную был причастен к этому важному делу, и не один год работать с ним бок о бок, уважая его мнение и знания. Трудоемкая многолетняя сортировка в процессе частых экспертиз в итоге привела к формированию генетически перспективных заводских пород лаек.

Общаясь со своим замечательным учителем, я прошел серьезную полезную школу, получив необходимые навыки по каждой породе охотничьих лаек, а также и умение корректного, уважительного ведения экспертизы. Однажды, спросив у Федосова, нет ли у него чего-то, чем можно было бы измерить высоту собаки, получил тихий ответ: «Вы должны знать, сколько сантиметров от пола до вашей коленки, а если сомневаетесь, обратите внимание на мою палку». И правда, красивая резная палка, с которой не расставался ее владелец, и которой мы любовались, имела незаметные мерные насечки. Не припомнится ни одна выставка, когда бы на А.В.Федосова подавались жалобы о нарушении правил ведения экспертизы. Всегда оригинально, но безупречно одетый, уважительный при общении, он каждый раз приезжал на Московскую выставку с бородой и усами обновленной формы: то мушкетерской, то шкиперской, то окладистой русской «лопаткой». И мы, каждый раз, не скрывая откровенных улыбок, приветливо ждали его.

Алексею Владимировичу поручались самые сложные ринги — знали его принципиальность, обходительность и работоспособность, — ибо новые правила проведения экспертизы требовали еще и тщательного знания при бонитировке. Гласное объяснение им конечных результатов каждого ринга присутствующей публике всегда отличалось доходчивостью, конкретностью, подробностями при достаточной лаконичности и ни у кого не вызывало дерзких вопросов и раздражений. А экспертная бригада — от ассистентов до стажеров — всегда уходила после проведенной им экспертизы с полным удовлетворением: все своевременно получали от него оценки своей работы и необходимые рекомендации на дальнейшую квалификацию.

Особое место в экспертно-судейской деятельности А.В.Федосова занимали полевые испытания и состязания лаек, на которые он охотно приглашался. Собаки на подобные мероприятия подбирались обычно с особой тщательностью, а период проведения состязаний определялся перед самым открытием охоты, — то есть в сложное сезонное время. Правила испытаний лаек по белке были приближенными к охотничьим условиям и все же имели некоторые особенности — это больше всего касалось собак, привезенных из разных промысловых районов. В те времена в Подмосковье белки было предостаточно, что позволяло внимательно проверять один из важных пунктов расценочной таблицы — отношение собаки к убитому зверьку; поэтому требовалось отстреливать белку из-под каждой проходящей на диплом лайки. И вот однажды, на одних авторитетных состязаниях, лайка из команды промысловиков находит белку и ведущий — владелец этой собаки — не дожидаясь подхода судейской комиссии, отстреливает зверька. И собака мгновенно в шкурке съедает белку; то же происходит и со второй найденной белкой. Судьи пришли в недоумение, а на вопрос Федосова охотник ответил: «Собака после двух таких белок уже работает на меня». Тут уж Алексею Владимировичу пришлось употребить всю дипломатичность и строгость — он терпеливо, доброжелательно объяснил, что такая лайка не может быть пригодна выступать на состязаниях.
Запомнился и один житейски-охотничий случай. Проходили испытания по утке на обширном топком болоте. Целый день шел моросящий дождь, участники вымокли, впереди ночь, укрыться негде, трава вокруг скошена и собрана в стога, на костер нет топлива... Но Алексей Владимирович успокаивает: «Нас спасет стерляжий пух...» И вот остановка у стога. По примеру Федосова мы выдрали сухие пучки сена, набили их под одежды и сели ужинать. Сразу стало суше, теплее, ночь прошла уютно. Общаться с таким остроумным, практичным человеком было всегда большим удовольствием.

Алексей Владимирович, помимо бытовых житейских знаний, обладал и завидной способностью к рисованию, был незаурядным резчиком по дереву... А своей долгой преподавательской профессорской деятельностью, как ученый и наставник, — дал дорогу в науку целой плеяде специалистов. Особое пристрастие он питал к орнитологии; опубликовал заслуживающие внимания научные труды. В одном из разделов у него есть любопытное наблюдение по ритмике птичьих напевов в переложении на нашу человеческую речь. Вот примеры:

Соловей: «Си-до, Си-дор! Сало варил, варил, крутил, вертел, пёк, пёк»... — и высоким голосом: «сырое — глыть».

Жаворонок: «Полечу на не-бо, на не-бо; ухвачу бога за бороду, за бороду, а он меня ки-и-ем, ки-и-ем, ки-и-ем».

Певчий дрозд: «Тит, Тит, Тит, кум! Прийди, прийди!.. Чай пить! Что ж ты не идешь? Что ж ты не идешь? При-хо-ди, при-хо-ди!»

Овсянка: «А ты сено неси, да не труси!.. А ты сено неси, да не труси!»

Плодотворная деятельность А.В.Федосова в кинологии, начатая более полувека назад, — в период формирования ныне существующих заводских пород охотничьих лаек, — его энергия, опыт, эрудиция принесли Отечеству прекрасный результат: современные охотничьи лайки уже давно завоевали всеобщее народное признание и даже пользуются популярностью среди охотников за пределами страны!
http://www.ohot-prostory.ru/index.php?opti...iew&id=1424

На фото №1 Д.В. Фуртов, А.В.Федосов, Э.И.Шерешевский, В.Э.Кун
Эскизы прикрепленных изображений
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
 


--------------------
Разрушу легенду, верну на землю – быстро и бесплатно!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
kusnez
сообщение 21.3.2020, 14:28
Сообщение #4


Администратор
*****

Группа: Администратор
Сообщений: 14129
Регистрация: 14.1.2009
Из: РФ
Пользователь №: 1



"С конца 30-х годов жизнь Федосова связана с Брянском,
куда он переехал на жительство.
В.Е. Симоненко"
Не могу найти подтверждения того, что Алексей Владимирович приехал в Брянск до войны.


И очень интересно, чем он занимался во время войны, учитывая владение несколькими языками и огромный опыт в собаководстве.


--------------------
Разрушу легенду, верну на землю – быстро и бесплатно!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 6.8.2020, 3:23